Фрагмент одного Чемпионата, обернувшись на 4 года назад 22.01.2007
Автор Дима Омельяненко   
(однажды, зимой 2003 года)

    За несколько дней до сдачи диплома, когда сделано не более 2/3, когда в очередной раз проникаешься способностью человеческого организма функционировать более двух суток без сна, когда просто кажется, что ты сошел с ума, хочется поставить какую-то надежную музыку и подумать о чем-то хорошем, веселом и добром.

    Вот я и вспомнил одну историю, которая случилась осенью 2002 года, во время нашего участия в Кубке Украины по альпинизму в классе Малых гор.
В принципе, все время, которое мы (мы – это я и Польский Максим) провели в рамках этих соревнований – это одна большая веселая история, но особенно запомнилось наше восхождение по маршруту ''Верба, 82'', что на Челеби...

Хочу заметить, что пока я здесь занимаюсь всякой ерундой, Юра Белодед на пару с Эстетом пытаются помочь мне выбраться из одного глубокого места, в котором я оказался вместе со своим листом задания на дипломное проектирование – они лобают для меня пару чертежей формата А1…

А началось все с процедуры выпуска нашей связки на маршрут…
На этих соревнованиях, как и на любых других подобного класса, есть N-ое число судей во главе с главным судьей. Вот эта вот ''комиссия'' и отслеживает, что вообще происходит, кто куда восходит, и кто куда собирается восходить. И если к именитым участникам вопросов не возникает – все и так знают их реальный физический и технический уровень,– то к новичкам типа нас возникает масса вопросов...
Приходим мы с Максом после успешного восхождения на маршрут ''Три карниза'' в судейскую коллегию и говорим, так, мол, и так, хотим заявить маршрут ''Вербы, 82''. Судья, который непосредственно отвечает за восхождения, опаздывал на ужин и просто оставил нам журнал, в котором надо было записать когда и куда мы собрались. Мы же знали, что маршрут не очень простой и решили дождаться судей, чтобы более подробно проконсультироваться, узнать какое лучше брать снаряжение и т.д. Тем более, что это маршрут, первопроходцем которого был не кто иной, как Верба Александр Андреевич – главный судья соревнований. Можно было все узнать, так сказать, из первых уст.

Image
С ужина судьи вернулись часам к восьми вечера. И тут началось…
Картина сложилась примерно следующая: за огромным столом сидим я и Макс, вокруг нас – 5-6 членов судейской коллегии. Мы пытаемся доказать судьям, что в состоянии пройти этот маршрут, что называется, рвем на груди рубаху, вспоминаем все свои немногочисленные титулы и звания, машем перед ними своими исписанными зачетками; судьи же, не зная реально на сколько мы круты :), не решаются выпустить нас на этот маршрут (их можно понять). И если два из шести членов комиссии относились к нам с сочувствием, пытаясь как-то разрядить обстановку, главный же судья, под давлением судьи, ответственным за восхождения, был неприклонен.

    Самый главный козырь, который у них был, мы не в состоянии были побить ни какими доводами – “этот маршрут на самом деле 6Б, но короткий (поэтому 6А)”. И если на 6А мы теоритичеки можем выпуститься, то на 6Б – ну никак.
Да и кроме того, буквально за день до этого, на второй веревке выбранного нами маршрута закончила свое участие в соревнованиях одна команда из Горловки – сорвался первый участник, сильно повредив ногу.
Перепалка длилась до 22:00. Закончилось все тем, что у нас появился шанс выйти на маршрут только под присмотром наших тренеров – Коли Горюнова и Вадима Гапко.
Замученные, расстроенные и уже буквально на все плюнувшие мы поднялись на КПИ-шные стоянки и рассказали обо всем тренерам…

(продолжено зимой 2007 года)

…К нашему удивлению, наши старшие товарищи практически сразу согласились помочь нам. То есть фактически они согласились отказаться от всех своих планов и, потеряв целый день, просто сидеть под массивом Челеби, выполняя роль так называемых наблюдателей… В роли наблюдателей выступили Николай Горюнов, Антон Серов, Вадим Гапко и Марина Коптева.
Следующий день был днем отдыха. В этот день мы тщательно подбирали снаряжение, проводя многочисленные консультации с намного более опытными товарищами, пытались перенять или придумать какие-нибудь “рацухи”, в который раз перечитывали немногочисленные абзацы описания маршрута, пытались максимально продумать наш тактико-технический план. Еще нужно было найти так называемого “судью по виду” и доложить ему свой тактический план с раскладкой по времени и списком снаряжения. Необходимо заметить, что заявленный расклад по времени имеет значение, а именно – маршрут необходимо пройти достаточно строго за заявленное время, превышение этого времени, как и прохождение маршрута быстрее, чем заявили, штрафуется.
О сверхскоростоном восхождении, касаемо нас с Максом, речь, конечно же, не шла, а вот не вложиться в световой день считалось очень даже возможным. А учитывая то, что большая часть маршрута приходится на значительное нависание порядка 95-105 градусов, то перспектива описываемая опытными людьми типа “в случае спуска – закладывать дюльфера на таком нависании прийдется каждые 10-12 метров...довольно проблематично...не говоря уже об оставленном снаряжении...остается одно – ломить наверх до упора. Или ночевать.” не то чтобы нас очень радовала.
После обеда, подъехав по шоссе под скалу Парус, мы набрали воды и начали подниматься под массив. И я, и Макс были здесь первый раз в жизни. Естественно, немного заблудилсь. Общее направление движения, как врочем и обычно, было предельно очевидно, но тем не менее метров 800-900 таки побродили по каким то непролазным хащам, пока, к нашему удивлению, в этих самых густых зарослях можжевельника и каких то ядовитых колючек не нашли характерную маркировку от непонятно кем и непонятно когда проводившихся соревнований по спортивному ориентированию или что-то вроде того… Долго не рассуждая, пошли по маркировке и через несколько минут вышли на небольшую полянку в густом лесу. На ней – кострище, небольшая свалка пластиковых бутылок и, самое удивительно, старенькая, но, в свое время кем то очень качественно сделанная скамейка (со спинкой!).
Солнце садилось. В районе Челеби мы были совсем одни. Никого не было даже под Парусом. Тишина. Закат был фантастический.
Подъем в 5:00. В 6:00, еще по-темному, подошли под стену. И тут – первый прикол – не можем найти начало маршрута! :). По описанию – какое-то маленькое скальное ребро, в конце которого вбит старый крюк. Минут 15 походили вдоль стены, отсчитывая шагами какие то метры от какого то ориентира, указанного в описании – тщетно! Слегка поматюкавшись, начали одевать системы и развешивать снаряжение. Затем, ожидая пока достаточно рассветет, чтобы наконец разглядеть столь желанный к тому времени крюк, сели на рюкзаки, довольно эмоционально рассуждая о том, чья же это была идея “выйти пораньше”.

  Как и полагается, когда “включили свет”, выяснилось, что на рюкзаках мы сидели, облокотившись на грань того самого ребра… Немного коротких, но очень выразительных фраз, небольшая разминка – и вперед. Вверх.
 
И.Т.О. началось даже на относительно простой первой веревке. Не тяжело. Но очень медленно. Точки с интервалом 20-40 см. Глубоко сорваться просто невозможно, а все равно страшно. Потом привыкаешь. Потом начинаешь любоваться тем, как свисающие вниз веревки даже не думают касаться стены. Я первый раз в жизни передвигался по такому нависанию. Очень интерестно.
Страхующему, как всегда, интерестно первые минут 10-15. Потом начинаешь рассматривать море, причудливые рисунки лишайника на стене и незатейливый рисунок оплетки основной веревки, которая столь медленно выбирается вверх…
  Image




Мееееедленно...ооочень, ооочень мееедленно...

Легкая словесная перебранка типа “Макс, ну че там? – Та е..п..б..с..х!!!…ВЫДАВАЙ!!!...ВЫБИРАЙ!!!…ДЕРЖИ!!!...ТЫ ШО, ГЛУХОЙ?!?” возвращает к жизни.

1,5-2 часа на веревку у первого. 20-30 минут у второго.

Подошли наблюдатели. Прямо под стену. Расстелили коврики. Начали разводить костер и дразнить бутербродами на завтрак. Расстояние по прямой – 50-60 метров. А кинуть нечем. Все что могло отвалиться со стены, уже отвалилось 20 лет назад, а запулить 2-м номером френда жалко, очень похоже, что еще пригодится... Вообщем, стало значительно веселей :).
Коля Горюнов удивленно спрашивает, почему это мы отошли от тактического плана и не используем специально взятую статическую веревку для подъема вторго на жумарах. Говорим, что, учитывая то фантастическое количество точек, которое мы кладем на один погонный метр, второй относительно легко выгребает и так, что называется “на руках”. Статик висит сбухтованный на станции. Коля начинает рассказывать, что надо “не бояться” (слова оригинала слегка изменены :) и становиться в последние ступеньки лесенки, тогда число точек заметно сократиться. Стараемся, но получается далеко не всегда.
Вадим продолжает дразнится бутербродами и чем то еще более вкусненьким, за что получает сверху несколько тирад типа “кушай, маленький, поправляйся,смотри не подавись, кто же нас тогда, если что, спасать будет?..” (слова оригинала по-прежнему изменены :).
Лезем медленно, но, что называется, уверенно.
К тому времени (около 12:00), уже достаточно долго моросит дождик – и мы с Максом так и не смогли переоценить всю прелесть маршрута, идущего по нависанию – каплил падали метрах в 5-6 за спиной.
Под конец третей веревки небольшой “ключик” – после выхода из нависания (через петлю накинутую полусхватывающим на “бутерброд” из 3х крючьев) необходимо пройти 4-5 метра в трении траверсом по крутонаклонной плите, придерживаясь за перила, оставленные еще, похоже, самим Вербой. Сказать, что перила немного поистрепались за 20 лет – это еще ничего не сказать. А придерживаться надо было довольно активненько...двумя руками... 5-7 минут я просто стоял и не мог поверить, что ЭТО таки прийдется нагрузить. Кроме того, по ходу дела удивленно смотришь на две из трех точек крепления перил – вертикально забитые снизу вверх кручья. Перила завязаны прямо в уши крючьев. Очень давно. Страшненько. Благо, через 2-3 метра после конца перил станция. Уши шлямбуров, правда, можно отогнуть рукой, но, как известно, все в Мире относительно... И, когда дальше полез Макс, сначала метров пять по плите, а далее по внутреннему углу, заявленному как "четверочный", я, напряженно слушая его красноречивые комментарии о таких 4Б-веревках, начал лихорадочно осматривать рельеф в надежде хоть как-то усилить нашу еще 10 минут назад казавшуюся столь надежной станцию... Не получилось.

Image 

К тому времени стало окончательно ясно, что статик "не пригодился". Спросили у Коли, можем ли мы его сбросить вниз? - Несколько коротких слегка перефразированных афоризмов - и бухта полетела вниз. Летела не долго, но, что называется, красиво. Ни разу не коснувшись стены упала от ее основания метрах в пятнадцати. Это впечатлило даже бывалого Вадима, что в душе немного польстило.

Далее были кратковременные метания по какой-то полке в поисках начала шлямбурной дорожки... Далее был простой выход на вершину и стремительный бросок в базовый лагерь, куда мы должны были успеть строго до определенного часа... Далее были простые, но столь душевные поздравления товарищей... Какой-то фуршет со всеми командами-участниками... Какое-то награждение монстров-победителей... Какое-то вино... Какой-то поезд... Какой-то Киев... 

А вскоре - Зима 2004 года, затянувшаяся столь надолго... 

 

P.S. Родители Макса 3-ий год отмечают его день рождения. Приглашают его друзей. Пьют за его здоровье. Я не был у них ни одного раза. Почему - не могу объяснить. Ни себе, ни кому другому.


19-20 января 2007 года



Прокомментируйте эту статью первым

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизируйтесь.