ФАиС г. Киева. Frequently asked questions 30.01.2013
Автор Редакция   

На вопросы отвечает президент Федерации альпинизма и скалолазания города Киева (сокр. КФАиС) Анна Ясинская.
 
- Что такое Федерация, чем она занимается, с какой целью была создана? Как бы ты ответила на поставленный вопрос, если бы тебе нужно было в двух словах объяснить это непосвященному человеку?




К сожалению или к радости, человек – существо социальное, ему свойственно во что-то объединяться, во что-то организовываться. Возможно, это пережиток советского, а может и еще более раннего периода развития человечества. Скажем так, в данном случае Федерация – это общественное, абсолютно добровольное объединение людей, которые ищут каких-то общих взглядов, общих определений, строят себе какие-то общие цели и стремятся к достижению этих целей общими усилиями.
 

- Какие у нее цели и задачи, не абстрактные, прописанные в Статуте сухим формальным языком, а реальные?

С целями и задачами организации, прописанными в Уставе КФАиС, при желании может ознакомиться каждый - документ доступен на официальном сайте Федерации, поэтому останавливаться на этом не стоит. Вот, а так если по-простому, по-человечески, наша цель - просто объединить людей и попытаться дать им определенный комплекс знаний и умений, с помощью которых они потом будут получать те же впечатления. Да, можно говорить, что организация построена для того, чтобы сделать людей лучше, сделать людей сильнее, умнее и прочее. Но все это красивые слова. Организация, в первую очередь, нужна для того, чтобы просто дать возможность человеку определить себя в этой жизни, в этом обществе. Это не панацея от всех болезней, не единственно верный путь, это просто одно из направлений, в котором человек может попробовать себя реализовать, как личность. В каком это виде будет происходить - в виде спортивном или в тусовочном, так называемом общительном; в виде организационном, когда человек проявляет свои организаторские качества - это уже каждый для себя определяет сам. А организация, грубо говоря, просто дает ему какое-то поле для деятельности, в котором он может себя проявить. С хорошей ли, с плохой ли стороны. По-разному.
- На кого в большей степени ориентирована деятельность Федерации, на спортсменов или на простых людей?

На мой взгляд, если это организация общественная, которая ориентирована на широкий круг людей, она не должна быть определенной узкой направленности. Для спортсменов, или там не для спортсменов. Она должна объединять в себе как можно больше пластов, слоев населения. Не зависимо от социального статуса, образования, от возраста, пола, национальной принадлежности и т.д. Люди всех возрастных категорий, уровня подготовки, так сказать, уровня IQ, все могут находиться в этом обществе и достойно себя в нем проявлять, либо не проявлять. Ну, и попытаться получить то, за чем они, собственно, пришли.
- Если со спортсменами все более-менее понятно - для них важны соревнования, разряды, рейтинги, сборные. А что дает обычному человеку членство в Федерации? Нужна ли Федерация не спортсменам, а простым людям (которых большинство), занимающимся альпинизмом/скалолазанием в качестве хобби, не претендующим на спортивные звания, не участвующим в соревнованиях и ездящим в горы и на скалы за свои деньги?

Поскольку человеческая натура многогранна, мы даже иногда не понимаем с какими целями приходит и что хотел бы получить человек из того или иного процесса. Для некоторых важна определенная доля признания, уважения, понимания среди таких же, как он сам. А понимание в нашем деле очень важно. Есть люди, которые считают что, будучи в такой организации, они причастны к какому-то глобальному процессу, такому, как развитие данных видов спорта в городе Киеве, например. А вообще, было бы интересно послушать мнение самих людей, которые вступают в Федерацию: зачем им это нужно и чего они ожидают.
- Киевская Федерация самая многочисленная, но люди пассивны и безразличны. С чем это связано? Твое мнение.

Я давно пытаюсь объяснить, что если организация работает для людей и на этих людей, она должна с ними общаться, она должна получать от них взаимный поток информации. Чего я и хочу добиться всеми этими собраниями и конференциями. Вытащить людей и услышать их. Понимаете, тяжело что-нибудь сделать для человека, если сам человек молчит и ничего не говорит в ответ. Можно ему только навредить. Потому что вы думали что это, например, для него будет хорошо, а оно для него оказалось просто кошмаром, вот и все. Нужно общение. Я пытаюсь донести, что организация только тогда будет действующей и действительно нужной, когда все будут открыты к диалогу, ведь, грубо говоря, организация это и есть сами люди, которые ее формируют. Возможно, не все в полной мере это осознают. И нельзя ожидать, что если вы пришли куда-то, то должны сесть и ждать когда вам все принесут и подадут. Если вы чего-то хотите от организации вы покажите чего вы хотите, сделайте свой шаг, свой вклад. И мне кажется, человеку это будет даже интересно. Он увидит, что своим маленьким шажком в какой-то степени, но повлиял на развитие этой организации. Я считаю, что это очень достойно и уже даже ради этого стоит как-то напрягаться и как-то думать, шевелить извилинами. Иначе, без взаимодействия, все заведомо обречено на неудачу. Такая организация, конечно, может существовать какое-то время, но это можно будет назвать исключительно существованием. Но, к сожалению, мне кажется, очень многие люди толком даже сами себе не ответят на вопрос, для чего они становятся членами федерации и зачем им это нужно.
- Может быть, стоит поменять работу самой Федерации, чтобы повысить активность ее членов? Или, возможно, это никому и не нужно, а Федерация так и должна выполнять свои формальные обязанности?

Повторюсь, но для того чтобы что-то изменить в работе Федерации, нужно прежде всего понять чего хотят люди. Одно дело, когда Федерация, обложившись бумажками и документами, в которых четко все прописано, что и как нужно делать, начинает это проталкивать. А другое дело понять настроение, понять характеры своих членов и понять действительно, что им нужно. Но для того чтобы это сделать, нужно чтобы сами члены организации шли на встречу. Чтоб они сами могли объяснить, чего они хотят.
- А может стоит ужесточить правила приема в члены КФАиС с целью отсеять случайных людей? Ведь на сегодняшний день, если я не ошибаюсь, членом Федерации может стать кто угодно?

А что значит случайные люди? Проводить кастинг: нам нужны вот такие вот специалисты, такого-то разряда? И подбирать именно «токарей» именно этого разряда с определенным набором качеств. Все зависит от того, какими целями задается организация. Если мы хотим, чтобы организация показывала какие-то спортивные результаты, тогда мы можем сказать, что мы принимаем, как в элитный клуб, только людей с уже определенными качествами и умениями. А если мы хотим эти качества и умения человеку дать, тогда нужно принимать всех. Единственный момент, может быть, не стоит вот прямо так брать всех сразу и записывать в организацию. Человек должен сначала прийти, осмотреться и понять нужно ли ему это. Ни в коем случае не заставлять его сразу же куда-то вступать, что-то подписывать и оформляться. Потому что, зачастую, это пугает людей. В нашем мире уже отходят от всяческих формальностей. Люди просто хотят приходить и общаться, зачем им сразу писать какие-то заявления, сдавать членские взносы и прочее.
Я считаю, что если организация состоялась как таковая, в нее будут стремиться, и захотят быть ее членами, и захотят вступать в ее ряды, она действительно будет ценна для человека. И я надеюсь, что эта ценность не будет проявляться только в материальных и спортивных регалиях. Что человеку захочется быть в этой организации еще и по каким-то своим моральным принципам и соображениям. Когда приходят в организацию только потому, что хочется получить деньги на поездку, не надо далеко ходить, просто получить визу для поездки за рубеж, потому что организация может в этом посодействовать, честно говоря, меня это очень коробит и расстраивает. Но, с другой стороны, я считаю, что это хороший камень в огород организации и ее руководителей, потому что если человек ничего не видит в этой организации, кроме того чтобы с нее что-то поиметь, в плане каких-то там материальных или бумажных благ, на пример, как с теми же визовыми центрами, значит тогда она не состоялась как таковая и целей своих она не достигла.
- Детское скалолазание, детские скалолазные секции, соревнования для детей, популяризация этого вида спорта в обществе - насколько это важно для Федерации и что для этого делается?

Ни для кого не секрет, что если брать спортсменов высокого уровня, они не берутся ниоткуда. Для того чтобы в любом виде спорта достигнуть определенных высот, нужно начинать заниматься этим видом спорта как можно раньше. Откуда мы можем взять этих спортсменов, если мы не будем заниматься нашим подрастающим поколением. Это касательно спортивной составляющей - если мы хотим получить хороших спортсменов, то должны дать возможность детям тренироваться и расти как спортсменам. Если мы хотим получить хороших сограждан и членов общества, мы должны помогать людям состояться, как личностям, то о чем я говорила в самом начале, и лучшего воплощения, чем дети не найти. Помогать им всесторонне, начиная от физической подготовки и заканчивая многими другими аспектами, такими как отношение к жизни, отношение к природе, отношение друг к другу, умение работать в команде. Воспитывать человеческие качества, показать с самого раннего возраста красоту природы, красоту общения между людьми. Мы, как организация, можем повлиять на формирование личности и даже на формирование самого общества. Я думаю, что это достойная цель. Поэтому, детьми мы сейчас стараемся заниматься очень серьезно. Ведем достаточно активную политику в этом плане.

- В чем это выражается?

Мы сотрудничаем с нашим Киевским дворцом детей и юношества. Там с детками занимаются наши спортсмены скалолазы, ведут секции. Даем возможность этим секциям заниматься у нас на стенде бесплатно. Им выделено два дня, суббота и воскресенье, когда они могут прийти со своими тренерами и стенд не берет с них денег. К нам обращаются разные клубы, туристические, спортивные с тем, чтобы тоже приводить деток и тренировать их на стенде. И сейчас чем дальше, тем больше таких предложений. У нас уже даже возникает вопрос: как скоординировать работу этих секций, так чтобы они друг другу не мешали. Проводим соревнования по скалолазанию среди деток разных возрастов, в том числе совместные с тем же дворцом детей и юношества. С интересными конкурсами и призами. Так, чтобы это было интересно всем, и детям и их родителям.
Если опуститься в материальные сферы, то у нас в Киеве есть детская сборная по скалолазанию, это детки, которые выезжают на соревнования. В прошлом году мы финансировали этих деток, оплачивали им проезд и проживание на время проведения соревнований, чтобы как-то поддержать их родителей, поддержать самих деток, и чтобы стимулировать массовость.
- Т.е. каждый желающий может привести своих детей на стенд?

Да, любой желающий. Если детки здоровы и нет никаких противопоказаний. Если дети тренируются под руководством родителей, то тренировки на стенде для них бесплатны. Если занимаются в секции, то они оплачивают только работу инструктора.

- Как попасть в секцию?

Просто прийти и записаться. И если есть свободные места в секции, то можно сразу приступать к тренировкам. Потому что у нас секции работают постоянно, нет такого, что если вы в начале года по каким-то причинам не успели, не записались, то можете прийти только аж в следующем году. Тренеры ведут работу таким образом, что даже если приходят совсем новенькие, тренеры их подтягивают и детки не чувствуют себя ущемленными, время уделяется всем. И хорошо, что у нас есть такие тренеры соответствующей квалификации. И есть результаты. В течении года у нас в секциях вырос не один десяток детей, которые ездят на соревнования и занимают хорошие места. А в прошлом году даже было несколько юных спортсменов, которые поехали на международные соревнования. И пускай они не показали каких-то серьезных результатов, но начало положено, как минимум мы уже вышли на международную арену.
- Кто управляет стендом и формирует ценовую политику?

Стенд в с/к НАУ находится под управлением КФАиС. Федерации несет ответственность за безопасность на стенде, за саму конструкцию. Есть финансовые обязательства перед Национальным университетом, как перед арендодателем, и перед другими структурами, и поэтому, я считаю, она имеет полное право влиять на ценовую политику.
 
Да, материальный вопрос, он всегда стоит очень остро. Но, опять же таки, вот мы сейчас говорили о детях, о финансировании, для этого тоже нужны деньги. Плюс, все, что происходит на стенде: закупка веревок, накрутка трасс, смена ламп освещения, уборка зала, помывка зацепов - это все не бесплатно. Закупать новые зацепы тоже нужно за что-то. Проводить соревнования тоже нужны деньги. Для того, чтобы провести любые соревнования на стенде тоже нужно заплатить: за аренду на время проведения этих соревнований, а эта сумма превышает обычную аренду за месяц. И плюс еще, плата за уборщиц, скрутка-накрутка трасс, техническое обеспечение стенда, и т.д. Это перечень самых основных моментов, на что уходят деньги.
Государство нам никаким образом не помогает, и дай Бог чтоб не мешало, никакой помощи нет и не предвидится. И никакой спонсорской помощи мы тоже не получаем. Максимум, на что можно рассчитывать, от тех же аутдор-магазинов, которые могут быть заинтересованы в рекламе, это призы, которые мы раздаем на тех же соревнованиях.
- На стенде планируется ремонт, правда ли это и какие сложности с этим сопряжены?

Все видят, в каком состоянии находится наш зал. Мы пытаемся своими силами собрать средства для того, чтобы его отремонтировать. Поменять те же окна, чтобы не мерзнуть зимой и не болеть. Всем известно, что в нашей стране ничего так просто не решается. Даже если у вас есть идея и есть средства на осуществление этой идеи, вам еще нужно преодолеть семь кругов ада и заплатить N-ную сумму денег, для того чтобы вам позволили эту идею реализовать. Поэтому мы год вели переговоры со всякими структурами, чтобы нам утвердили проект и разрешили сделать то, на что мы эти средства собирали. С этой целью и были подняты цены, чтобы скопить определенную сумму и как можно быстрее запустить этот процесс. На данный момент нам наконец-то утвердили проект по замене окон.
- А кроме окон?

Хотим сделать нормально потолок, хотим как-то обезопасить световые фермы, на которых у нас висят лампы, привести в порядок стены, хоть покрасить их каким-то образом.
Мы так же подняли вопрос о расширении стенда, уже после ремонта зала. Хотим сделать больше наклонных плоскостей, с целью разгрузить основную часть стенда, чтобы можно было заниматься и техническими альпинистскими тренировками и скалолазными тоже. Чтобы люди могли распределиться по территории стенда и, грубо говоря, не висеть друг у друга на головах, и чтобы не было вот этих очередей, как сейчас.
- В какие сроки запланировано уложиться?

Изначально ремонт планировался до зимы, но не получилось в виду всяких разных бюрократических моментов. Хотим начать ,когда уже потеплеет и когда можно будет открывать окна, и можно будет делать этот ремонт без ущерба для тренировочного процесса, чтобы никому не мешать. По подсчетам специалистов заменить окна можно приблизительно в течении двух недель. С дополнительными плоскостями все намного сложнее. Для начала, как минимум, нужно получить согласование, а там посмотрим…
- Как часто на стенде перекручиваются трассы? От чего это зависит? Кто за это отвечает?

На стенде есть администратор, которого назначает руководство федерации – исполком. Он отвечает за техническое обеспечение стенда, за его хозяйственную часть. На сегодняшний день это Дима Левшунов. Но он не принимает решения единолично. Окончательное решение остается за руководством Федерации, поскольку Федерация управляет стендом, и она несет за него ответственность.
Но это не значит, что перекрутка трасс происходит потому, что так вдруг захотелось руководству Федерации. Существуют определенные нормы по скалолазанию: какое количество времени трассы должны быть накручены, для того, чтобы они не приедались, но при этом было достаточно времени на их освоение. И после какого определенного периода времени нужно эти трассы менять, чтобы учебно-тренировочный процесс не заходил в тупик, и вы могли развиваться дальше. Еще один очень тонкий момент – каких и сколько трасс нужно накручивать. Потому, что не все спортсмены, приходят разные люди с разным уровнем и потребностями. Кому-то нужны более простые трассы, человек приходит просто полазить и ему этого достаточно, а кто-то хочет постоянно расти и совершенствоваться в спортивном плане, получать что-то большее. И это работа администратора, он должен учитывать интересы всех тренирующихся, и накручивать такое соотношение трасс, чтобы всем было интересно и всем было чем заняться.
Еще хотелось бы обратить внимание на то, что накрутить хорошую трассу может далеко не каждый человек. Нужно обладать определенным опытом, немалым опытом, поэтому, например, за перекрутку трасс федерация тоже платит деньги. Это квалифицированная работа, и когда мы просим опытных спортсменов что-то накрутить или поменять, это кусок работы не на один час и существуют определенные расценки. Но это касается только специалистов, спортсменов, которые могут сделать действительно хорошую трассу. Иначе каждый мог бы прийти и сказать – я хочу накрутить трассу, заплатите мне деньги.
Если говорить про временные рамки, то трассы меняются где-то приблизительно раз в три месяца. Может быть чуть чаще. Но не все трассы. Перекрутка всех трасс обычно происходит во время соревнований – скручиваются все зацепы, накручиваются трассы для соревнований, а потом делаются новые трассы, поскольку старые восстановить уже невозможно.
- Ледолазание и драйтулинг набирают все большую популярность на наших просторах, при ФАиС Украины вроде даже создали профильный комитет, который возглавил В.Сипавин. Почему у нас есть большой стенд, зацепы для драйтулинга лежат, а ни одной трассы так и не накручено? С чем это связано?

Ну, потому что накрутить драйтулинговую трассу на стенде – это тоже определенного рода конфликт интересов.
- Речь идет о нехватке плоскостей?

Да, на стенде нет свободных плоскостей. Т.е. мы сначала должны скрутить несколько скалолазных трасс и накрутить на их месте зацепы, по которым будут лазить люди с ледовыми инструментами. Вот и получается, что скалолазы вправе сказать – а что это вы нас ущемляете? Поэтому такие зацепы накручиваются только на соревнованиях, на определенный узкий период времени. Люди пришли, отсоревновались, и зацепы скрутили, чтобы снова восстановить скалолазные дорожки. Плюс вопрос безопасности, эти инструменты обязательно нужно как-то привязывать, чтобы они не упали никому на голову.
Опять же таки – здесь нужна работа администратора, работа руководства Федерации, для того чтобы найти компромисс и, грубо говоря, чтобы ничьи интересы не были ущемлены. Чтобы было интересно всем. А развиваются – да, виды спорта развиваются, и мы тоже работаем в этом направлении.
- Т.е. возможно, в перспективе, на стенде появится хоть одна драйтулинговая трасса?

Да, она появиться, обязательно, и сейчас мы думаем над тем, каким образом увести эти трассы, чтобы они не были по центру стенда.
- В целях безопасности?

Да, в целях безопасности, чтобы люди, которые срываются с ледовыми инструментами, не летели и не сбивали других спортсменов, которые лезут тут же рядом. Чтобы никто никого не покалечил. Хочется увести эти трассы в сторону, причем просчитать траекторию настолько, чтобы в любых обстоятельствах человек ни в коем случаи не травмировал ни себя, ни окружающих – как лезущих, так и страхующих. Потому что отдельного стенда для ледолазания и драйтулинга мы, к сожалению, сделать не можем. Вот, если получиться построить дополнительные плоскости, может быть, уведем драйтулинг туда, чтобы можно было там спокойно себе заниматься и никому не мешать. Потому что вы прекрасно видите, какое количество людей на стенде пребывает одновременно. И если в этой толпе, будем так говорить, в этой массе людей еще и с «тяпками» начнут лазить – все может закончиться плохо.
- Будущее КФАиС - идеи, мысли. Может у Федерации есть какие-то интересные проекты, о которых пока никто не знает, и которыми хотелось бы поделиться?

Есть мысли, есть много интересных идей. Начиная от реконструкции стенда, его расширения, облагораживания самого помещения и заканчивая спортивными мероприятиями, проектами альпинистскими, скалолазными, организаторскими. Участие в соревнованиях международного уровня. Постройка той же эталонной стенки у нас на стенде, а почему бы и нет? Чтобы могли тренироваться спортсмены, и могли потом выступать на международной арене.
Но проблема в том, что мы находимся в помещении с/к НАУ просто как арендаторы, это не наше помещение, поэтому строить там что-то глобальное нужно очень аккуратно. Администрация самого спорткомплекса или администрация НАУ в любой момент по каким-то причинам может не захотеть, чтоб мы там находились, и тогда все наши новшества и прочее должны будут уйти вместе с нами, куда-то в другое помещение. А перенести такой большой стенд куда-то – задача не простая. Нужно найти помещение с подходящими техническими характеристиками, которые должны совпадать с эксплуатационными требованиями самой конструкции. Почему еще так затягивается процесс ремонта и постройки чего-либо – потому, что мы хотим получить хоть какие-то гарантии того, что нас не выбросят на улицу на следующий же день, хотим хоть как-то себя обезопасить. Поэтому все очень непросто.
Есть еще несколько интересных проектов. Хотим, если получится, попробовать сделать так, чтобы наша общественная жизнь перестала крутиться исключительно вокруг одного стенда, как это происходит сейчас. Есть очень много интересных объектов в Киеве, которые, если договориться с нашим государством, с местными администрациями, можно облагородить и сделать там очень интересные тренировочные базы и просто такие себе места для отдыха и общения, там, где можно безопасно собираться, тренироваться, общаться, обмениваться впечатлениями. Если у нас получится, то это, думаю, будет интересно.
А в будущем я надеюсь, что удастся построить организацию, которая действительно будет удовлетворять желания своих участников. И что организация действительно будет работать на людей. Очень надеюсь, что этот вектор работы будет создаваться совместно, что будет такой симбиоз и будет такая обоюдоострая работа двух сторон, и что само общество, сами спортсмены и будут формировать эту организацию.
Ну а проекты, я надеюсь, что в дальнейшем мы сможем формировать их совместно.
- Твое мнение – должна ли Федерация поддерживать проекты других людей, а не только свои, внесенные в календарный план?

Считаю, должна поддерживать. Совсем не обязательно Федерация должна защищать интересы только своих членов, нет, она должна способствовать развитию видов спорта, образа жизни, интересов людей в целом.
И если приходит интересное предложение по соревнованиям, по всяким фестивалям, совместным восхождениям и прочее, то Федерация должна принимать в этом участие и помогать всячески, главное чтобы эти проекты были нужными людям, чтобы это не были пустышки, чтоб это было потребностью общества. И если это нужно, если это востребовано, то Федерация должна и будет в этом участвовать.
- Что бы тебе лично, как президенту КФАиС, спортсмену и просто человеку, хотелось бы донести до людей, занимающихся нашим общим любимым делом?

Я считаю, что главное - это продолжать заниматься любимым делом. Если для вас это вид спорта – значит вид спорта. Образ жизни - значит образ жизни. Каждый определяет для себя сам. Просто чтобы получать от этого удовольствие, развиваться как личность, помогать развиваться другим людям.
Самое ценное в жизни, как мне кажется, это впечатления и эмоции, которые человек получает от определенного процесса, от каких-то событий. Это могут быть разного рода события: соревнования, общение, поездки, лазание на стенде, все что угодно. И это бесценные моменты, это бесценное сокровище, которое всегда вместе с нами и никто не сможет его забрать, никогда. Человек накапливает в себе это, и если он не только накапливает, но и несет это другим и передает – значит, человек состоялся как личность, а если мы ему в этом поможем - значит, мы состоялись как организация. Пропуская все материальные, бумажные и прочие составляющее, роль организации - это объединить людей для получения этих эмоций и впечатлений.
Все мы очень разные. И, чем бы мы не занимались в жизни, чем бы мы не руководствовались, у всех у нас свое видение даже на один и тот же предмет, на одно и то же явление. И в этом нет ничего плохого. Хочу пожелать всем, что бы мы друг друга поняли, чтоб нашли вот эту общую цель, и тогда, думаю, все будет хорошо.
 

Прокомментируйте эту статью первым

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизируйтесь.